Глава 2

С момента нашей с Ирой ссоры прошла примерно неделя. Моя подруга была обижена на меня, но, тем не менее, я видела, что она очень переживает и страдает. А я? Не знаю… Наверное, это неправильно, но я сама отсела от неё и стала более свободной что ли. За нашими спинами шептались, что мол поссорились, не поделили, а мне было наплевать. Я смотрела на Ирку и понимала, что прежней дружбы уже не хочу. Мы слишком разные, она убивает меня, глушит во мне жизнь. Больше близких друзей, кроме Риши, у меня не было, наверное, всё по той же причине преданной дружбы с Филатовой, а в одиннадцатом классе редко заводят друзей среди одноклассников – все уже как то сдружились, разбились по группкам. Я стала находить себя в тренировках. Правда в команде играла Ирка, но я старалась не обращать на это внимания. Просто так получилось, и нет в том виноватых. Виктор Михайлович, наш физрук и по совместительству тренер, ставил меня в пример другим девочкам, и мне это льстило. С мячиком в руках я могла носиться без устали и ничего не бояться. Степнов замечал это и хвалил меня. Этот мужчина был, пожалуй, единственным учителем, который считал меня способной. Наверное, он в каком-то смысле был мне другом, потому что иногда, когда я оставалась дополнительно покидать мячик, он мог просто спросить как у меня дела, насмешить и потрепать по голове. А меня это устраивало. Я чувствовала его поддержку и даже некоторую заботу и защиту.

Когда Ирка сдалась и первая подошла ко мне чтобы помириться, я, честно говоря, не ожидала этого, точнее я знала, что рано или поздно она сломается и первая пойдёт на уступки, но я не была к этому сейчас готова. Разговор предстоял слишком серьёзный. Я не зверь, я не могу послать человека, который мне очень дорог, а Ирка была мне именно дорога, просто наша дружба зашла в тупик, и, чтоб не рушить всё окончательно и не осквернять память того детского и чистого, я хотела поставить точку. Нет, я не хотела прерывать с ней всякое общение, но и такой близкой как прежде, быть больше не могла и не должна была. Я оттолкнула её. Снова сказала, что не хочу разговаривать, что тогда, дома уже высказала всё, что думаю и с того момента ничего не изменилось. Она едва не расплакалась. Свидетелями этой стычки стали несколько наших одноклассниц и две девушки из параллельного 11 Б.

Новость о крахе нерушимого союза Филатовой и Кулёминой мгновенно облетела всю школу, и, обрастая подробностями, стала сплетней №1. Прошло ещё две недели. Ирка периодически бросала на меня жалостливые взгляды, но я упорно их игнорировала. Знала, что если я дам подруге шанс, то она простит меня. В этом и была вся Иришка. Но я не давала. Я стала стервознее и ещё острее на язык. Пару раз даже постебалась над своей бывшей лучшей подружкой, не чувствуя за это особых угрызений совести. Просто так было надо и всё. Так правильнее. Рушить, так рушить.



Мне кажется, что Ира даже не злилась на меня, просто грустила и очень скучала, а я наслаждалась свободой от неё. Я снова, как и пару лет назад, попробовала курить, но повинуясь здравому рассудку не стала подсаживать себя на никотиновую зависимость, я провела несколько вечеров в компании наших одноклассников, распивая в парке на лавочке дешевое пиво и выкрикивая вместе с пацанами слова матерных песен. Я чувствовала себя свободной… Наверное, слишком свободной. Я поняла, что теперь мне можно всё, что теперь я ничем ни перед кем не связана, что мне не должно быть стыдно, что я просто имею право быть счастливой. И случай не заставил себя долго ждать.

Первую ссору Игоря и Иры я увидела около подъезда своего дома, точнее у нашего с Ришкой подъезда. Молодые люди о чем-то горячо спорили, а потом я поняла, что Игорь пытается донести что-то до Ирки, но, по всей видимости безуспешно. Я стояла чуть вдалеке и лишь ухмылялась. Я и сама много раз пыталась вот так убедить свою подружку в чем-либо, но если это противоречило её моральным принципам, то дело было обречено на провал. Не удивлюсь, если Игорёк предлагает Филатовой погулять по ночной Москве или в клубешник сходить, а она брыкается и выдвигает ему в противовес дополнительный английский. А Гуцулов, между прочим, старше нас с Иркой больше чем на год… Ему скоро восемнадцать, тогда, когда нам, салагам по шестнадцать всего. Я, кстати, не знаю, как ему удалось затащить мою подругу в постель, если честно, я не удивилась бы, если бы Ирка сказала, что спать она будет только с законным супругом. Видимо она действительно любит Игоря. Хотя, что я говорю? Конечно, она его любит. Не тот Иришка человек, чтоб встречаться с кем-то без чувств, просто так. Я и то не способна на такое, а уж она, что там и говорить.

Минуты через две Гуцулов чмокнул мою бывшую подругу в губы и быстрым шагом направился прочь от нашего дома, натянув на голову капюшон. Филатова зашла в подъезд, а Игорь приостановился и сплюнул себе под ноги. Меня парень так и не замечал, а вот я видела его очень хорошо. Он был явно чем-то раздосадован. Я могла бы подойти к нему, но делать этого не хотелось. Я смирилась с тем, что Гуцулов парень Иры, и мне ничего не светит, хотя глядя на то, как эти двое ссорятся, я, честно сказать, злорадствовала. Мне хотелось показать, что я тоже могу быть с таким как Игорь, что я не хуже, что меня могут любить красивые молодые люди. Любить и желать. Да, пусть формы у меня не настолько привлекательны, как у моей бывшей подружки, пусть я не так женственна, но я считаю себя довольно симпатичной и думаю, что могу понравиться пацану. Игорь же просто кумир девчонок нашей школы. Он и Ира – красивая пара. Высокие, спортивные, загорелые… У Ришки шикарные длинные, по пояс, волосы, которые она во время тренировок старательно собирала в хвост, серые глубокие большие глаза, красивая улыбка, высокая грудь, длинные ноги и тонкая талия. Игорь тоже спортсмен… Кареглазый брюнет со жгучим взглядом и сильными руками. Да, они красивая пара, но если бы у меня был шанс, то я, не думая, воспользовалась бы им и стала девушкой Гуцула.



Мысли материальны. За следующую неделю я наблюдала ещё две стычки своей бывшей подруги и её молодого человека. Правда, всегда всё заканчивалось миром, но тем не менее… В душе я ликовала. Наконец, и у этой звезды что-то не получалось и шло не так гладко. Иногда мне казалось, что Игорю просто так же, как и мне, рядом с Ирой не хватает драйва и свободы. Свободы не в плане отношений и связей, а в плане воли, воздуха, эмоций. Мы молоды, а у Риши слишком серьёзный и глубокий взгляд на жизнь. В свои шестнадцать она порой рассуждает как взрослая женщина, а это тяжело. Когда я была рядом с этой парочкой, я разряжала обстановку, шутила, слегка пошлила, громко смеялась, запрокидывая голову, подкалывала Ирку, а вот сейчас… Сейчас, наверное, Филатова просто задавила Гуцула своей правильностью. Нет, с Ришкой никогда не было скучно, она не была занудой, просто слишком милая, слишком добрая, слишком отзывчивая, слишком ранимая.

Я брела домой, погрузившись в свои мысли. Сегодня тренировки не было, и я просто заскочила в спортзал, немного покидала мячик и направилась к себе. Настроение было на нуле: схлопотала парашу по алгебре за самостоятельную, а это значит, что придётся сегодня навёрстывать прорехи в знаниях и учить этот ненавистный мне предмет, чтобы завтра переписать на другую оценку. Я думаю о своём будущем, просто не так фанатично, как Ира, вот и всё.

Внезапно меня остановили прикосновением к плечу. Я чуть дёрнулась, потом обернулась и с удивлением увидела Гуцула. Парень был один, что изумило меня ещё больше. Я поздоровалась и улыбнулась ему. Потом спросила что случилось. Мне кажется, что в моём голосе звучали тревожные нотки. Что ни говори, а я волнуюсь за Ришку – мало ли что… Но Игорь улыбнулся мне в ответ улыбкой чеширского кота и заверил, что всё в полном порядке.

Он пригласил меня в клуб… Просто как друга. Сказал, что звал Ришку, а у неё какие-то планы, которые она не может отменить, что-то важное… А мне было плевать, какие у неё планы и вообще. Я согласилась. Правда поинтересовалась, как мы пойдём, ведь оба несовершеннолетние, но Игорь заверил, что его друг – сын хозяина ночного заведения.

Так мы первый раз остались вдвоём почти на всю ночь… Вдвоём это не в смысле наедине, а в плане без Иры.

Игорь не позволял себе ничего лишнего. Вначале меня это устраивало, но уже через три часа и пару Мохито, с удовольствием выпитых мною за барной стойкой, я поняла, что такое положение вещей мне не подходит. Я не Риша, и я буду бороться за того, в кого я была влюблена уже больше года. Да, она моя подруга, да, возможно это некрасиво, но у Игоря есть право выбора, и, если он выберет меня, то, значит, так должно быть.

Я соскочила с барного стула и чуть повиливая бёдрами направилась к Гуцулу. Играла как раз медленная композиция, и я решилась пригласить парня на танец. Он немного удивился, но не отказал мне. Я не терялась… Положив ладони ему на плечи, я довольно близко прижалась к его груди и спрятала лицо на его плече, чувствуя, как заливаюсь румянцем и одновременно с тем всё больше робею с каждой секундой. Игорь властно обнял меня за талию. Сквозь тонкую ткань футболки я ощущала его горячие ладони… Он крепко, по-хозяйски, но в то же время осторожно направлял нас в ритме музыки, а у меня в голове стучало множество невидимых молоточков. Такие эмоции я ощущала впервые. Я чуть подрагивала, мне было то холодно, то безумно жарко, а ноги стали непослушными. В этот момент я поняла, что мне плевать на бывшую подругу и её чувства к Игорю. Я хочу быть с ним, и ничто этого не изменит.

После танца мы подошли к диванчику и уселись на него. Я смущенно улыбнулась и спрятала глаза за своей длинной челкой.

- Хорошо танцуешь, - сделал мне комплимент Игорь.

- Спасибо, - кинула я быстрый взгляд на парня, непроизвольно облизывая пересохшие губы, и закинула ногу на ногу.

- В следующие выходные здесь будет клёвая ночная туса,- продолжил Игорь. – Хочешь сходить?

- Конечно, хочу!- я снова улыбнулась.- Приглашаешь? – игриво покачала ногой.

- Приглашаю,- кивнул Игорь.

Не знаю, догадывался ли раньше Гуцул о моём к нему отношении, или нет, знаю точно, что догадался сейчас. А я и не собиралась больше ничего таить. Я включила в себе женщину и ясно дала понять, чего хочу. Знаю, что Игорь правильно понял мои намёки.

Этой ночью мы ещё несколько раз танцевали медляки, а утром Игорь проводил меня до подъезда. На прощание мы поцеловались… Не как раньше, в щеку, а по-настоящему. Он терзал мои губы, прикусывал то верхнюю, то нижнюю, а пальцы его исследовали мою спину. Я же наслаждалась новыми для себя ощущениями. Это был мой первый подобный поцелуй. Я немного стеснялась своей неопытности, но Игорь всё понимал и сам направлял мои движения, позволяя мне просто наслаждаться его ласками. Домой я вернулась счастливая, с сияющими глазами и раскрасневшимися щеками. Дед, для которого я ночевала у одноклассницы Тани, ещё спал, а я тихо прошла в ванную, где расслабилась под струями горячей воды.


6626891650568843.html
6626941158043785.html
    PR.RU™